Тест по литературе Юность 9 класс

Тест по литературе Юность (Л.Н. Толстой) для учащихся 9 класса. Тест состоит из двух вариантов, в каждом варианте 5 заданий с кратким ответом и 3 общих задания с развернутым ответом.

Наконец настал первый экзамен, дифференциалов и интегралов, а я все был в каком-то странном тумане и не от давал себе ясного отчета о том, что меня ожидало. По вечерам на меня, после общества Зухи­на и других товарищей, находила мысль о том, что надо переменить что-то в своих убеждениях, что что-то в них не так и не хорошо, но утром, с солнечным светом, я снова становился comme il faut, был очень доволен этим и не желал в себе никаких изменений.
В таком расположении духа я приехал на первый экзамен. Я сел на лавку в той стороне, где сидели князья, графы и бароны, стал раз­говаривать с ними по-французски, и (как ни странно сказать) мне и мысль не приходила о том, что сейчас надо будет отвечать из предме­та, который я вовсе не знаю. Я хладнокровно смотрел на тех, кото­рые подходили экзаменоваться, и даже позволял себе подтрунивать над некоторыми…
Легкий мороз испуга пробежал у меня по спине только тогда, ко­гда молодой профессор, тот самый, который экзаменовал меня на вступительном экзамене, посмотрел мне прямо в лицо и я дотронулся до почтовой бумаги, на которой были написаны билеты. Иконин, хо­тя взял билет с тем же раскачиваньем всем телом, с каким он это де­лал на предыдущих экзаменах, отвечал кое-что, хотя и очень плохо; я же сделал то, что он делал на первых экзаменах, я сделал даже хуже, потому что взял другой билет и на другой ничего не ответил…
Иконин просил позволения переэкзаменоваться, как будто милосты­ни, но профессор отвечал ему, что он в два дня не успеет сделать того, чего не сделал в продолжение года, и что он никак не перейдет. Иконин снова жалобно, униженно умолял; но профессор снова отказал.
— Можете идти, господа, — сказал он тем же негромким, но твердым голосом.
Только тогда я решился отойти от стола, и мне стало стыдно за то, что я своим молчаливым присутствием как будто принимал участие в униженных мольбах Иконина. Не помню, как я прошел залу мимо студентов, что отвечал на их вопросы, как вышел в сени и как добрал­ся до дому. Я был оскорблен, унижен, я был истинно несчастлив.
Три дня я не выходил из комнаты, никого не видел, находил, как в детстве, наслаждение в слезах и плакал много. Я искал пистолетов, которыми бы мог застрелиться, ежели бы мне этого уж очень захоте­лось… Все тяжелые, мучительные для самолюбия минуты в жизни одна за другой приходили мне в голову; я старался обвинить кого-­нибудь в своем несчастии: думал, что кто-нибудь все это сделал на­рочно, придумывал против себя целую интригу, роптал на профессоров, на товарищей, на Володю, на Дмитрия, на папа, за то, что он меня отдал в университет; роптал на провидение, за то, что оно до­пустило меня дожить до такого позора. Наконец, чувствуя свою окончательную погибель в глазах всех тех, кто меня знал, я просился у папа идти в гусары или на Кавказ…
Я думал, думал и, наконец, раз поздно вечером, сидя один внизу и слушая вальс Авдотьи Васильевны, вдруг вскочил, взбежал на верх, достал тетрадь, на которой написано было: «Правила жизни», открыл ее, и на меня нашла минута раскаяния и морального порыва. Я заплакал, но уже не слезами отчаяния. Оправившись, я решился снова писать правила жизни и твердо был убежден, что я уже нико­гда не буду делать ничего дурного, ни одной минуты не проведу праздно и никогда не изменю своим правилам.

1 вариант

Задания с кратким ответом

1. Назовите фамилию героя-рассказчика.

2. Как называется значимая подробность в художественном тексте?

Иконин, хотя взял билет с тем же раскачиваньем всем телом, с каким он это делал на предыдущих экзаменах, отвечал кое-что, хотя и очень плохо…

3. Назовите изобразительное средство:

— Можете идти, господа, — сказал он тем же негромким, но твердым голосом.

4. Как называется тонкая, скрытая насмешка?

По вечерам на меня, после общества 3ухина и других товарищей, находила мысль о том, что надо переменить что-то в своих убеждени­ях, что что-то в них не так и не хорошо, но утром, с солнечным све­том, я снова становился comme il faut, был очень доволен этим и не желал в себе никаких изменений.

5. Как называется прием?

Иконин снова жалобно, униженно умолял; но профессор снова от­казал.

Задания с развернутым ответом

6. Объясните смысл названия главы, из которой взят фрагмент: «Я проваливаюсь».

7. Чем различаются герои фрагмента?

8. Сопоставьте фрагменты из произведений Л.Н. Толстого «Юность» и А. С. Пушкина «Капитанская дочка». Чем похожи герои-­рассказчики?

2 вариант

Задания с кратким ответом

1. Укажите жанр произведения.

2. Как называется изобразительное средство?

Иконин просил позволения переэкзаменоваться, как будто милостыни…

3. Назовите средство иносказательной выразительности:

Легкий мороз испуга пробежал у меня по спине…

4. Как называется прием?

… роптал на профессоров, на товарищей, на Володю, на Дмитрия, на папа, за то, что он меня отдал в университет; роптал на провиде­ние, за то, что оно допустило меня дожить до такого позора.

5. Как называется тонкая, скрытая насмешка?

Я искал пистолетов, которыми бы мог застрелиться, ежели бы мне этого уж очень захотелось…­

Задания с развернутым ответом

6. Объясните смысл названия главы, из которой взят фрагмент: «Я проваливаюсь».

7. Чем различаются герои фрагмента?

8. Сопоставьте фрагменты из произведений Л.Н. Толстого «Юность» и А. С. Пушкина «Капитанская дочка». Чем похожи герои-­рассказчики?

Фрагмент произведения А.С. Пушкина «Капитанская дочка»

Савельич встретил нас на крыльце. Он ахнул, увидя несомненные признаки моего усердия к службе. «Что это, сударь, с тобою сдела­лось? — сказал он жалким голосом, — где ты это нагрузился? Ахти господи! отроду такого греха не бывало!» — «Молчи, хрыч! — отвечал я ему, запинаясь, — ты, верно, пьян, пошел спать… и уложи ме­ня».
На другой день я проснулся с головною болью, смутно припоми­ная себе вчерашние происшествия. Размышления мои прерваны были Савельичем, вошедшим ко мне с чашкою чая… Мне было стыдно. Я отвернулся и сказал ему: «Поди вон, Савельич; я чаю не хочу». Но Савельича мудрено было унять, когда, бывало, примется за пропо­ведь…
В это время мальчик вошел и подал мне записку от И.И. 3урина. Я развернул ее и прочел следующие строки:
«Любезный Петр Андреевич, пожалуйста пришли мне с моим мальчиком сто рублей, которые ты мне вчера проиграл. Мне крайняя нужда в деньгах.
Готовый ко услугам
Иван 3урин».
Делать было нечего. Я взял на себя вид равнодушный и, обратясь к Савельичу, который был и денег, и белья, и дел моих рачитель, приказал отдать мальчику сто рублей. «Как! зачем?» — спросил изумленный Савельич. «Я их ему должен», — отвечал я со всевоз­можной холодностию. «Должен! — возразил Савельич, час от часу приведенный в большее изумление, — да когда же, сударь, успел ты ему задолжать? Дело что-то не ладно. Воля твоя, сударь, а денег я не выдам».
Я подумал, что если в сию решительную минуту не переспорю уп­рямого старика, то уж в последствии времени трудно мне будет осво­бодиться от его опеки, и, взглянув на него гордо, сказал: «Я твой господин, а ты мой слуга. Деньги мои. Я их проиграл, потому что так мне вздумалось. А тебе советую не умничать и делать то, что тебе приказывают».
Савельич так был поражен моими словами, что сплеснул руками и остолбенел. «Что же ты стоишь!» — закричал я сердито. Савельич заплакал. «Батюшка Петр Андреич, — произнес он дрожащим голо­сом, — не умори меня с печали. Свет ты мой! послушай меня, стари­ка: напиши этому разбойнику, что ты пошутил, что у нас и денег-то таких не водится. Сто рублей! Боже ты милостивый! Скажи, что тебе родители крепко-накрепко заказали не играть, окроме как в оре­хи…» — «Полно врать, — прервал я строго, — подавай сюда деньги или я тебя взашей прогоню».
Савельич поглядел на меня с глубокой горестью и пошел за моим долгом. Мне было жаль бедного старика; но я хотел вырваться на во­лю и доказать, что уж я не ребенок. Деньги были доставлены 3урину. Савельич поспешил вывезти меня из проклятого трактира. Он явился с известием, что лошади готовы. С неспокойной совестию и с без­молвным раскаянием выехал я из Симбирска, не простясь с моим учителем и не думая с ним уже когда-нибудь увидеться…
Дорожные размышления мои были не очень приятны. Проигрыш мой, по тогдашним ценам, был немаловажен. Я не мог не признаться в душе, что поведение мое в симбирском трактире было глупо, и чув­ствовал себя виноватым перед Савельичем. Все это меня мучило. Ста­рик угрюмо сидел на облучке, отворотясь от меня, и молчал, изредка только покрякивая. Я непременно хотел с ним помириться и не знал с чего начать. Наконец я сказал ему: «Ну, ну, Савельич! полно, по­миримся, виноват; вижу сам, что виноват. Я вчера напроказил, а те­бя напрасно обидел. Обещаюсь вперед вести себя умнее и слушаться тебя. Ну, не сердись; помиримся».
— Эх, батюшка Петр Андреич! — отвечал он с глубоким вздохом. — Сержусь-то я на самого себя; сам я кругом виноват. Как мне было ос­тавлять тебя одного в трактире! Что делать? Грех попутал: вздумал забрести к дьячихе, повидаться с кумою. Так-то: зашел к куме, да засел в тюрьме. Беда да и только!.. Как покажусь я на глаза госпо­дам? что скажут они, как узнают, что дитя пьет и играет.
Чтоб утешить бедного Савельича, я дал ему слово впредь без его согласия не располагать ни одною копейкою. Он мало-помалу успо­коился, хотя все еще изредка ворчал про себя, качая головою: «Сто рублей! легко ли дело!»

Ответы на тест по литературе Юность (Л.Н. Толстой)
1 вариант
1. Иртеньев
2. деталь (художественная деталь)
3. эпитет
4. ирония
5. повтор
2 вариант
1. повесть
2. сравнение
3. метафора
4. повтор
5. ирония

22.11.2017 Школьные тесты Литература Опубликовано: 22.11.2017 Обновлено: 22.11.2017
Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 4 =