Тест по литературе Пенсне 8 класс

Тест по литературе Пенсне (М.А. Осоргин) с ответами для учащихся 8 класса. Тест состоит из 2 вариантов в каждом варианте по 10 заданий.

1 вариант

И вот сидел я однажды в том же кресле у той же стены, лишь с другой книжкой, по обыкновению отчеркивая карандашом наиболее умные и наиболее глупые места. На носу у меня было уже другое пенсне, новенькое, тугое, раздражающее. И вдруг — раз! — и падает карандаш. Перепуганный (не шутя! тут любопытнейшее психическое переживание!), я бросаюсь вдогонку. Мне почему-то представилось, что и карандаш должен бесследно исчезнуть. Но он лежал спокойно у стены, и… рядом с ним, смирненько, плотно прижавшись стоймя к стене, блеснули два стекла с тоненькой дужкой.
Вы можете, конечно, смеяться и утверждать, что я слеп (это не­правда! я дальнозорок, но вижу отлично), что слепы все мои знако­мые, слепа прислуга, ежедневно подметавшая каждый вершок пола, что это просто курьезный случай и прочее. Реалистически мыслящий человек имеет на все готовый ответ. Но нужно было видеть физионо­мию моего пенсне, вернувшегося из дальней прогулки, чтобы понять, что это — не случай и не недоглядка.
Еще поблескивая мутными, запыленными стеклами, жалкое, ви­новатое, словно вдавленное в стенку, оно являло картину такого раб­ского смирения, такой трусости, точно не оно — наездник моего но­са, точно не я без него, а оно без меня не может существовать.
Где оно шлялось? Что оно перевидало (конечно, в преувеличенном виде!)? И чем объяснить такую странную привязанность вещей к че­ловеку, заставляющую их возвращаться, хотя бы им удалось так ловко обмануть его бдительность?
На все эти вопросы ответить трудно. Но что пенсне мое гуляло, и гу­ляло долго, до изнеможения, до пресыщения и страшной душевной ус­талости, — в этом я, свидетель его возвращения, сомневаться не могу.
Я сильно наказал гуляку. Я заставил его простоять у стены еще несколько часов, показал его прислуге, знакомым, от которых, впро­чем, не услыхал ничего, кроме плоских рационалистических рассуж­дений о том, как оно «странно упало». Действительно, странно! По­чему-то с людьми этого никогда не случается!
Мой знакомый, знаток испанской литературы, несколько позже довел до моего сведения, что в цепи его логических рассуждений бы­ла допущена ошибка: он искал пенсне, как предмет плоский (?!), лишь в двух измерениях, между тем как оказалось оно именно в третьем. По-моему, это — чепуха.
Между прочим, кончило это пенсне трагически. В тот же вечер, сняв с верхней полки пыльную папку рукописей, я чихнул; пенсне упало плашмя на пол и разбилось в мельчайшие осколки.

1. Укажите жанр произведения, из которого взят фрагмент.

2. Какой этап развития действия представлен?

3. Запишите термин, которым обозначается художественное опре­деление в тексте: «пенсне новенькое, тугое, раздражающее».

4. Как называется средство иносказательной выразительности: «физиономия моего пенсне»?

5. Укажите термин, обозначающий средство иносказательной вы­разительности: «пенсне — наездник моего носа».

6. Как называется вопросительное предложение в тексте, исполь­зующееся для того, чтобы привлечь внимание читателя к изобра­жаемому: «Где оно шлялось? Что перевидало? И чем объяснить?»

7. Укажите название художественного приема: «Я слеп, слепы знакомые, слепа прислуга».

8. Каков характер героя-пенсне в этом фрагменте?

9. В чем юмор и в чем драматизм рассказа?

10. Можно ли считать это произведение сказкой? Свой ответ обос­нуйте.

2 вариант

Что вещи живут своей особой жизнью — кто же сомневается? Ча­сы шагают, хворают, кашляют, печка мыслит, запечатанное письмо подмигивает и рисуется, раздвинутые ножницы кричат, кресло си­дит, с точностью копируя старого толстого дядю, книги дышат, ора­торствуют, перекликаются на полках. Шляпа, висящая на гвозде, непременно передразнивает своего владельца, — но лицо у нее свое, забулдыжно-актерское. У висящего пальто всегда жалкая душонка и легкая нетрезвость. Что-то паразитическое чувствуется в кольце и особенно в серьгах, — и к ним с заметным презрением относятся ве­щи-труженики: демократический стакан, реакционная стеариновая свечка, интеллигент-термометр, неудачник из мещан — носовой пла­ток, вечно юная и суетливая сплетница — почтовая марка.
Отрицать, что чайник, этот добродушный комик, — живое суще­ство, может только совершенно нечуткий человек; именно чайник, так как кофейник, например, живет жизнью менее индивидуальной и заметной.
Но особенно меня всегда занимала одна любопытная черточка в жизни вещей — не всех, а некоторых. Это — страсть к путешестви­ям. Таковы: коробка спичек, карандаш, мундштук, гребенка, шейная запонка, еще некоторые. Много лет внимательно и любовно изучая их жизнь, я сначала предположил, а впоследствии убедился, это эти вещи время от времени уходят гулять — на минуту, на час, иногда на очень долгий срок. Есть случаи исторические (семисвечник, голу­бой бриллиант, исторический труд Тита Ливия и пр.), но в таких ис­чезновениях отчасти замешана человеческая воля, случай, злой умысел; на примере мелких вещиц легче установить полнейшую самостоятельность поступков.
Обычно такие исчезновения мы объясняем то своей рассеянно­стью, то чужой неаккуратностью, а нередко и кражей. Раньше я и сам так думал, и, не приди мне в голову понаблюдать жизнь вещей без предвзятого представления об их пассивности и «неодушевленно­сти», — я бы и посейчас думал так элементарно.
Все читающие в постели знают, с какой настойчивостью «теряется» в складках одеяла карандаш, разрезной ножик, коробка спичек. При­вычным жестом вы кладете на одеяло карандаш. Через минуту — ка­рандаша нет. Вы шарите, ищете, злитесь: нет и нет. Откидываете про­стыни, смотрите под подушкой, на коврике, на столике: нет нигде. Ворча встаете, лезете в туфли, заглядываете под постель, находите там спички, запонку, открытое письмо — но карандаша нет. Ежась от хо­лода, вы плететесь к столу, берете другой карандаш (обычно он оказы­вается неочиненным), чините его, возвращаетесь. Подоткнув под себя одеяло, чтобы согреться, вы наконец берете книжку, отложенную потому, что нечем было отчеркнуть нужное место. Раскрываете книж­ку — карандаш в ней.

1. К какому роду литературы принадлежит произведение, из кото­рого взят фрагмент?

2. Какой этап развития действия представлен?

3. Запишите термин, которым обозначается художественное опре­деление в тексте: «лицо забулдыжно-актерское», «жалкая ду­шонка», «добродушный комик».

4. Как называется значимая подробность в тексте литературного произведения: «Ворча встаете, лезете в туфли, заглядываете под постель, находите там спички, запонку, открытое письмо — но карандаша нет»?

5. Укажите термин, обозначающий средство иносказательной вы­разительности: «письмо подмигивает», «ножницы кричат», «книги дышат».

6. Как называется вопросительное предложение в тексте, исполь­зующееся для того, чтобы привлечь внимание читателя к изо­бражаемому: «Что вещи живут своей особой жизнью — кто же сомневается?»?

7. Как называется тонкая, скрытая насмешка в литературном про­изведении: «Что-то паразитическое чувствуется в кольце и осо­бенно в серьгах, — и к ним с заметным презрением относятся вещи-труженики: демократический стакан, реакционная стеа­риновая свечка, интеллигент-термометр, неудачник из мещан — носовой платок, вечно юная и суетливая сплетница — почтовая марка».

8. Каким предстает рассказчик в приведенном фрагменте?

9. Как вы определите главную проблему и идею рассказа «Пенс­не»? Раскройте свою мысль.

10. Можно ли считать это произведение сказкой? Свой ответ обос­нуйте.

Ответы на тест по литературе Пенсне (М.А. Осоргин)
1 вариант
1. рассказ
2. развязка
3. эпитет
4. олицетворение
5. метафора
6. риторический вопрос
7. повтор
2 вариант
1. эпос
2. экспозиция
3. эпитет
4. деталь (художественная деталь)
5. олицетворение
6. риторический вопрос
7. ирония

26.03.2018 Школьные тесты Литература Опубликовано: 26.03.2018 Обновлено: 26.03.2018
Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × четыре =